March 22nd, 2011

Радость
  • saapin

"В России принято скромно глазки в пол опускать, а на Западе громко хвастать"

 Вот тут иронизировали над Эльвирой, что она никак не издаст свой роман века на английском. Скоро скептики будут посрамлены. Эльвира сообщает: 
"Решили, не дожидаясь окончания работы над переводом, представить "Белый Шанхай" на апрельской Лондонской книжной выставке.
Составляем рекламную брошюру: обложка + описание проекта + первые главы. А на заднюю страничку поместим аннотацию -- которая, разумеется, звучит совсем не так, как ее русский аналог. В России принято скромно глазки в пол опускать, а на Западе -- громко хвастаться. Вот мы и нахваливаем товар.
Аннотацию пишем коллективно -- от каждого по несколько строчек: я (из Лос-Анджелеса), мой русский издатель (из Москвы), ее коллега (из Лондона), мой переводчик (из Новой Зеландии). Корректорами выступали Ракель и Пол. Вышло совершенно по-американски -- и, надеюсь, то что надо
".

Мы свидетели эпохального события: открывается новый фронт наступления на книжный рынок Запада - Лондонский. Естественно, гонконгское издательство послано подальше, это не тот масштаб. А Лондон - это синоним успеха.
И какие мощные отряды выдвинуты в наступление: из мрачной Москвы, из  солнечной Калифорнии, из туманного Альбиона и с самого края земли, из Новой Зеландии. Перед таким напором не устоит англоязычная коалиция издателей Запада. Да и как устоять, если "обложка + описание проекта + первые главы"! Если это не поможет, тогда в бой вступает орудие главного калибра - громкое хвастовство. Это вам не в лапотной России, где напишешь гениальный роман и стыдишься его не то, чтобы нахваливать, а просто упоминать о его существовании. 
Эльвира, мы сжали кулачки в ожидании громоподобного успеха. Нет таких крепостей, которые не взяла бы Барякина. Потому что как ты, Эльвира, верно заметила, из тебя можно делать гвозди. Посрами в Лондоне скептиков и завистников! 

Умелица умолчаний

Решили, не дожидаясь окончания работы над переводом, представить "Белый Шанхай" на апрельской Лондонской книжной выставке.
Составляем рекламную брошюру: обложка + описание проекта + первые главы. А на заднюю страничку поместим аннотацию -- которая, разумеется, звучит совсем не так, как ее русский аналог. В России принято скромно глазки в пол опускать, а на Западе -- громко хвастаться. Вот мы и нахваливаем товар.

Аннотацию пишем коллективно -- от каждого по несколько строчек: я (из Лос-Анджелеса), мой русский издатель (из Москвы), ее коллега (из Лондона), мой переводчик (из Новой Зеландии). Корректорами выступали Ракель и Пол. Вышло совершенно по-американски -- и, надеюсь, то что надо.


Вы заметили, что Э. Барякина пишет крайне туманно и неотчетливо, не упоминая никаких точных фактов? При этом может создаться впечатление ( на которое автор, видимо, рассчитывает), что все обстоит достаточно грандиозным образом. Можно подумать, будто объединенные силы двух издательств в Москве и Лондоне официально будут представлять роман века на Лондонской выставке. Но сказано ли об этом внятно? Вовсе нет. Кто такие "мы", непонятно. Может быть это два издателя, литературное агентство ( настоящее, а не роль из самодеятельного спектакля в одно лицо "я - американский литературный агент") и автор бестселлеров, которые будут официально представлять роман века на престижной выставке. А может быть это кооператив " я и мой Пол-муж", который напечатает на домашнем принтере кустарные брошюрки, купит билеты до Лондона и будет ходить среди обычных посетителей, подсовывая свои пиарные распечатки представителям на стендах издательств и стараясь держаться со стороны дальней от мусорных ящиков?

Вот эта вот старательная амбивалентность текстов, когда читатель может нечаянно вообразить нечто стоящее и большое, прослеживается очень явно.
В английском языке есть выражение name-dropping - когда человек в обычном разговоре упоминает престижные марки вещей, престижные и завидные места, знаменитых людей в небрежном контексте - с целью повысить свою статусность по ассоцииации.

У Э.Барякиной свой стиль name-dropping'а, более провинциальный. Collapse )
circle

Вопросы по ведению

Мне лично не очень нравится когда обсуждают Эльвирину жизнь и ее семью. Похоже на вторжение в частную жизнь. Я больше за обсуждение ее нетленок! (Никому, впрочем, ничего не навязываю). Так вот, про Ракельку. Это только мне кажется каким-то шпанистым и гопническим - так звать подружек? Ленка, Анька, Ракелька?

И еще вопрос - чисто языковой. Дозволено ли Ракельке звать новую подругу Эльвиркой?

Ваша Эмка К.