cherv_iz_knigi (cherv_iz_knigi) wrote in baryakina_cult,
cherv_iz_knigi
cherv_iz_knigi
baryakina_cult

Category:

"Аргентинец". Часть 5.

О болезни Нины стоит поговорить поподробнее. У нее оказался перитонит. Википедия сообщает: «При перитонитах операция в первые часы дает до 90 % выздоровлений, в первый день — 50 %, позже третьего дня — всего 10 %» В данном случае, я верю вики, ибо эту статью не Эльвира писала.

Клим перенес ее на корабль, где бедняжку в целях конспирации определили помощницей коку – картошку чистить. Когда Клим, проведя политинформацию с китайцами, пошел ее искать, кок сообщил, что она «то и дело в обморок хлопается. Помощница никакая». Нина обнаружилась на палубе. Предоставим слово автору:

 «Нина сидела у трапа, поджав колени к подбородку. Черты ее лица заострились, зрачки расширились. Клим опустился рядом на палубу:



— Как ты? — Не надо было быть доктором, чтобы понять: ей худо.

Нина повернулась к нему: бледная, надломленная, совсем не такая, какой он помнил ее.

— Чекисты приходили за Жорой и Еленой… — проговорила она.

— Что они с тобой сделали? — перебил Клим.

Она внезапно потеряла равновесие, ударилась затылком о стену.

— Нина! — заорал он, подхватил ее, не давая упасть, прижал к себе…


6

Она очнулась уже в каюте и снова притянула колени к груди.

— Покажи мне, — потребовал Клим.

— Нет… не надо…

Он не слушал, задрал подол ее юбки, приспустил край панталон и отпрянул: в нижней части живота — там, куда ударил сапогом чекист, — был огромный черно-малиновый кровоподтек.

Клим знал, что это такое: в свое время приходилось участвовать в драках с итальянскими эмигрантами из La Boca, района Буэнос-Айреса, населенного нищей шпаной. Сильный прямой удар в живот приводил к разрыву внутренних органов, нестерпимым болям и… к кладбищу.

На корабле ни доктора, ни аптечки. Китайца, отравившегося какой-то дрянью, лечили соболезнованиями».

Похоже, этот Клим совсем дурак. Нина избита у него на глазах. Ей плохо. Он притащил ее на корабль с помощью китайцев. Прошло Бог весть сколько времени – и политинформация проведена, и она успела помочь на камбузе, то и дело хлопаясь в обморок, - а он только сейчас додумался осмотреть ее. После того, как она ударилась затылком, полез в панталоны.     

До Казани доплыли на рассвете следующего дня. Прошли почти сутки, так как Нину, я так поняла, избили утром, перед обедом, иначе на фиг она сдалась в помощницы коку?  В Казани Клим мотался целый день, попал в аварию, потерял сознание, очнулся – жив здоров, спер серебряную статую, рванул на поиски Нины, в больнице не нашел, познакомился с монашкой-сквернословицей, остановился на ночь в какой-то деревне и там – о чудо! – нашлась Нина.

Опять хмурое утрое. Клим прижимает бредящую Нину к себе. Врача нет. Прошло два дня. Пошел тот самый третий, после которого шансов на выживание практически нет. Они приехали в Свияжск. Там обнаружился доктор-импотент Саблин. Он готов проооперировать, но нет ни инструментов, ни условий. Клим мечется в поисках того и другого.  И находит Троцкого. Троцкий на трибуне рассказывает про революцию. Он – «гений чистой воды». «Троцкий играл толпой, жонглировал ее гневом, улыбками, пониманием».

Троцкий, толкая пламенную речь, которая у Эльвиры вылилась в две фразы ни о чем, выбрал взглядом первого-попавшегося человека и спросил у него: «Как тебя звать?» Разумеется, это оказался Клим. Он бросился к Троцкому, потрясая бумажкой на испанском языке, говоря, что он – аргентинский журналист и просит помощи для больной жены. «Троцкий обнял его.

— Видите? — крикнул он. — Народ Аргентины с нами! Он с волнением ждет исхода боев, он посылает к нам журналистов… Конечно, мы проявим братскую солидарность и поможем товарищу всем, чем возможно».

   Нину отвезли на станцию, в госпитальный вагон, где к исходу третьего дня сделали операцию. Уф, слава Богу, успели. А я уж испугалась, подсчитав, что вероятность спасения Нины приблизилась к угрожающему уровню 10%. Ясное дело, она выжила. Клим и Нина невероятно живучие; это другие, не столь любимые персонажи, невероятно мручие.

«Клим  обманул и судьбу, и Троцкого: у него в кармане с незапамятных времен валялась красочная бумажка, свидетельствующая, что его пальто действительно пошито в ателье месье Трежана на Calle Florida, — ее он и подсунул как командировочное удостоверение от газеты.

Троцкий поверил».

А я вот не поверила. Ибо Троцкий был образован и владел языками. Английским, точно, владел. И французским тоже. Жил в Париже. И немецким. Жил в Вене. И испанским. Не только потому, что остаток жизни провел в Мексике. Это случилось позже, а потому не может считаться доказательством. Но! В 1916 году Троцкий жил в Испании!

Да и вообще, проведя много лет в Европе, в эмиграции, небедный и образованный Троцкий всяко должен уметь отличать бумажку из ателье от командировочного листа. Так то.

А Троцкий у Эльвиры демоничен. Он похож на сатира. У него мефистофелевская бородка. Он носит «черное кожаное пальто с алой подкладкой».  Я не знаю, может, у Троцкого и впрямь имелось такое пальтецо, и Эльвира накопала фишечку. А может, она пять часов подряд с карандашом в руке медитировала над фразой Миши Булгакова «В белом плаще с кровавым подбоем...»

Как плату за помощь Нине Троцкий просит у Клима серебряного сатира. Не из жадности, а для пропаганды.

«Троцкий снял фуражку, отер вспревший лоб:

— Вопросы есть?

— Когда Бога разрешат? — раздался над площадью голос Максимки.

Нарком усмехнулся и, сойдя с трибуны, направился к «сюрпризу». Рывком сорвал со статуи покрывало:

— Вот вам бог!

Толпа вздрогнула. На вкопанной в землю мраморной колонне стоял бюст сатира.

— В течение многих веков служители культа рассказывали народу о Люцифере, — выкрикнул нарком, показывая на подарок французских промышленников. — Так кого мракобесы называли нечистым? Кого смертельно боялись? Первого революционера! Люцифер отказался подчиняться дряхлому Богу и восстал против его деспотии. Так пусть на земле, по которой попы и обманутые ими дураки веками ползали на коленях, будет стоять памятник гордому духу, который не склонился, несмотря на изгнание из рая и проклятия во веки веков!

Оркестр грянул «Интернационал».

Вот и все о Троцком. Он сделал свое дело – спас Нину, он может уходить. А приключения Клима и Нины продолжаются.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments