saapin (saapin) wrote in baryakina_cult,
saapin
saapin
baryakina_cult

Categories:

3."Аргентинец". В каком направлении ехали мешочники?

Неважно ориентируется Барякина в реалиях того времени. Вот, скажем, феномен тех лет – мешочничество. Барякина посылает Клима в столицу – за визой. Затолкала изысканного господина в теплушку, дескать, не барин, все так ездят. Хотя в те времена в теплушках перевозили в основном войска. Публика вокруг Клима грубая, неотёсанная, с мешками. Антон Эмильевич, спутник Клима, просвещает: «Мешочники везут провизию в Москву и Петроград: там с едой намного хуже, чем у нас».
        Что правда, то правда: с едой в столицах хуже. Совсем её не было. К.Чуковский умоляет в письме замнаркома просвещения Гринберга: «Помогите хоть крошкой хлеба. Я не могу видеть, как голодают мои дети». Зимой 1917-1918 года хлебный паек в столице равнялся четверти фунта. 
         «Клим оглядывал суровые бородатые лица. В советских газетах спекулянтов изображали как слабых, но хитрых слизняков. Ну-ну… Чтобы ехать в переполненных теплушках за тридевять земель, таскать огромные мешки, ежедневно рисковать всем и вся, нужна такая воля, такая решительность, которая и не снилась кабинетным фельетонистам. Мешочники как раз кормили города — в казённых лавках неделями ничего не выдавалось».
        Всё было ровно наоборот: горожане прорывались в деревню за продуктами. Могу привести множество документальных свидетельств, но подключим логику. Вот, допустим, я – суровое бородатое лицо. Крестьянин, стало быть. И у меня мука, сало, масло и прочие продукты. И зачем мне с этим переться за сотни вёрст, мучиться в поездах, пробиваться сквозь заградотряды? Слишком много риска. Я сижу и жду. Голод пригонит ко мне мешочников. Как говорил классик, сами приедут и попросят. И ехали в хлебные края – москвичи, питерцы, нижегородцы, самарцы и прочий голодающий городской люд.
        Уж на что Марина Цветаева была абсолютно неприспособленным к быту человеком, и то отправилась обменивать добро на продукты – у неё не было знакомого замнаркома просвещения как у Чуковского. Кстати, если верить Цветаевой, ездили мешочники не в теплушках, а в вагонах. Отправилась Марина, взяв десять аршин розового ситца. Добирается до какой-то тамбовской деревни. «У меня спички, мыло, ситец». – «Чего тебе надо?» - «Пшена, сало». В Москву поэт везла: 18 фунтов пшена, 10 фунтов муки, 3 фунта сала. Как же она настрадалась в этих поездках – почитайте главу  «Октябрь в вагоне» из её воспоминаний. Узнаете подлинные факты о мешочничестве.
        Ну и фактоиды по мелочи. Барякина упоминает о латышских кавалеристах – что-то чудное. Латышские стрелки – да, были, но всадники? У латышей если и были лошади, то тягловые, рабочие. На них джигитовкой не позанимаешься.
        Клим чиркает в своём дневничке: «Домой еду 27 октября (9 ноября) через Москву…» Обратите внимание на уточнение даты в скобках – это по новому стилю. А едет домой Клим, поясню, в 17-м году. Но Россия только в следующем году, в 1918, декретом Совнаркома перешла на Григорианский календарь, после 31 января следовало сразу 14 февраля. А Клим за полгода об этом знает.
      «Антон Эмильевич устроился в местную газету «Нижегородский листок» колумнистом…» Такой журналистской специализации как колумнист в советской печати не существовало. Колумнисты появились в нашей печати в 90-х годах прошлого века. Например, Максим Соколов.
        «Все ученицы Мариинской гимназии считали своим долгом носить самодельные бисерные брошки за отворотами фартуков». Покажите мне на фартуке отворот.
            Автор иногда забывает, что писал в предыдущем предложении.  
          «Клим приоткрыл дверь купе и выглянул наружу:
          — Да тут целый съезд солдатских депутатов! Варфоломей Иванович, давайте документы.
          Саблин сунул ему истрепавшиеся бумаги. Дверь отъехала в сторону».
          Ну, во-первых, приоткрыл дверь или дверь отъехала в сторону? Это всё же разные конструкции дверей. А во-вторых, дверь не могла отъехать в сторону, потому что тогда не выпускали вагонов с отъезжающими в сторону дверями. (Подробно об этом в книге «История вагонного парка железнодорожных дорог СССР», автор – профессор Е.Мокрушицкий, издано в 1946 году Государственным транспортным железнодорожным издательством).

          Вагон - разработка 1913 года. Лучший на то время. Изготовлен между прочим, как раз в Нижнем Новгороде на Сормовском заводе. И нет в этом вагоне отъезжающих в сторону дверей. 
          Затронем и любимую барякинскую тему фишек. Правда, в последнее время она разлюбила это слово, заменила его выражением «любопытные факты». Ну, например, вот какими любопытными фактами нас нагружают в «Аргентинце»:
          «Вермут изобрел итальянец Антонио Бенедетто Карпано, смешав белое вино с травами и специями, число коих достигало тридцати». Ну и что?
        «Пельмени должны быть такие, как их делают в Пермской губернии, — говорила Любочка, раскладывая яства по тарелкам. — Размером с грецкий орех, с тонким, как полотно, тестом…» - и так далее чуть ли не на страницу. Зачем нам рецепты, это ж роман, а не кулинарная книга.
          «Бургундское полагается пить с сыром «Эпуас», но что ж делать, если его нет? Пейте, потому что вам больше никогда не доведется попробовать вино, которое так любили д’Артаньян с Арамисом». Ох, уж эти мушкетёры! И в Великий исторический роман пролезли.
        «Официант «подал подал лососину под соусом «ремуляд», салат «Эскароль», брабри мандариновое, буше паризьен…» Это надо умудриться: подать сразу и салат, и горячее блюдо, и пирожное. Заинтриговало меня блюдо «брабри» - что это такое, не знает даже Гугль. Могла бы Барякина и ссылку сделать. А то про всем известного Герострата даёт пояснение, а про брабри нет.
          Иногда в тупик встаёшь: а что хотел сказать автор?
        «Смесь барокко с Ориноко» - что за гремучая смесь? Барокко – стиль в архитектуре, музыке. Ориноко – река. Как их можно смешать? Может точнее так: смесь Марокко с Ориноко – тогда их объединит география А вообще это перспективное направление, варианты бесконечны: смесь мокко с сирокко, рококо с сиверко, крылечко с яблочко, барахлишко с одеялишко, а то и вообще постмодернистское - смесь барака с гуанако. (Гуанако – это млекопитающее рода лам семейства верблюдовых).
        Нина по воле автора путает Ренессанс с реверансом. И это после того как прошла курс наук в самой лучшей гимназии.  Жоре было 14 лет, а он полагал, что Париж – это название ресторана, а не города. Между тем Барякина характеризует его как любознательного парня, более того, у него мечта – стать дипломатом. Хорош дипломат, азов географии не знает.
        Не могу не сказать о красотах языка «Аргентинца». Но скажу кратко – в сообществе уже ведутся кропотливые изыскания на эту тему, не буду отбирать хлеб. Приведу лишь некоторые, потому что трудно удержаться, когда читаешь, например, такое:
        «От отца пахло пережжённым утюгом, водкой и конфетами «барбарис». Что такое – пережжённый утюг? Да ещё пахнет им изо рта?! То есть отец выпивал водку, закусывал утюгом и барбарисками? Видно, начиталась Барякина Носова в детстве. Помните вирши графомана из «Незнайки в солнечном городе»: «Торопыжка был голодный, проглотил утюг холодный».
        «…он ехал к ней на поклон, дышал угольной копотью…» Как это – дышать копотью? Копоть – это сажа, оседающая слоем на какой-либо поверхности. То есть Клим соскребал с чего-то сажу и дышал ею?
        «На пустых креслах первого ряда — витиеватые таблички: «Городской голова», «Брандмайор»…Витиеватой может быть речь, стиль изложения, но не табличка.
        «Во дворе, перекрывая мелодию кадрили, играл гармонист: подносил гармошку к уху и пускал замысловатые коленца».  Коленца – это любой словарь подтвердит – фигура или оборот в пении или танце. Известное выражение - выкинуть коленце. У Даля: «Ишь какие коленца откидывает!» На гармошке выкинуть коленце невозможно.
        «В доме у мужика имелась мануфактура — сапоги, валенки, — хоть торговлю открывай». Мануфактура, по Ожегову, это ткани, текстильные изделия. До революции мануфактурой ещё называли текстильные предприятия. Видимо, по недосмотру редактора в мануфактуру затесались сапоги и валенки.
        «Семьсот десятин улиц…» - с каких это пор улицы стали считать десятинами? Десятина – это мера площади, а не единица счёта. Ведь в другом месте Барякина верно толкует это слово: «От мужа Нине достались тысяча десятин земли…»
        «Нина села рядом, прижала его голову к груди. Он устало закрыл глаза:
        — Постучи мне сердцем».
        Так и вижу картину: вынимает Нина как Данко сердце из груди и стучит им Климу по голове. Может, оттого и ямка в него на затылке?
        Да что там коленца, мануфактура, утюг, сердцем по голове - Барякина не знает значения слова «адвокат»! И как после этого верить её утверждению, что она занималась адвокатской практикой? Она так представляет свой роман: «Я в прошлом адвокат и мне близка такая позиция: выслушивать все заинтересованные стороны… Смотреть на историю России мы будем с разных точек зрения - чтобы понять, как относились к большевистскому перевороту белые, красные, нейтральные, нанятые за деньги и случайно подвернувшиеся...». Это судья должен быть незаинтересованным лицом, а задача адвоката - отстаивать интересы своего подзащитного. Он, подзащитный, может действительно убил, ограбил, украл, смошенничал, ну, короче совершил преступное деяние, а адвокат обязан доказывать: уважаемые господа присяжные, мой клиент агнец божий. В «Аргентинце» Барякина ведёт себя не как объективный судья, а  как адвокат: приводит новые и новые доводы правоты Белого движения и не жалеет дёгтя, которым мажет зловещее большевистское быдло. Никаких разных точек зрения в романе не просматривается.
          А вот ещё прелесть…
        И тут я себя решительно остановил. Да какого чёрта цепляюсь к автору Великого романа! Ну пусть суровые бородатые лица везут муку в Петроград. Пусть бабы шьют рукавицы. Пусть гармонист пускает коленца. Какое это имеет значение? Пусть сердцем по голове. Кто из нас не без греха. Вон Шекспир наш Вильям тоже в своих пьесках проколы допускал. Помните в «Юлии Цезаре» сценку:

           Требоний

Он не опасен нам. Пускай живёт.

Он после сам над этим посмеётся.

Бьют часы.

Брут

Чу! Бьют часы.

Кассий

Пробило три часа.

Помилуйте, какие часы с боем в первом веке до РХ?! Механические часы появились в Европе в конце XIII века. А я цепляюсь к каким-то брезентовым рукавицам, мануфактурным сапогам и валенкам. Тоже высокоумный умник нашёлся.
          Закроем тему фактоидов, хотя их столько! У меня в списке больше сотни. Барякина же может осерчать от того, что кто-то ещё знает историю и исторические факты. И без того, сердешная, недоумевает: «Я долго не могла понять, чего со мной воюют дяденьки средних лет и интеллигентных профессий?... Они начинают доказывать, что у меня все неправильно. Сами выдумывают мои ошибки и мне же сообщают, что я на самом деле имела в виду». Сделал бы только поправку: высоколобый дяденька не воюет, а читает «Аргентинца» токмо ради спортивного и научного интереса. Как говорится, ничего личного. И делится своими соображениями и наблюдениями с почтенной публикой. А ашипки, что рассыпаны на страницах «Белого Шанхая» и «Аргентинца», трудно не то, что выдумать, но и вообразить.
        Тем не менее прекратим ловлю фактоидов, займёмся более увлекательными темами. Сексом, например. 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments